Главная | Уголовно правовая характеристика умышленного причинения тяжкого вреда здоровью

Уголовно правовая характеристика умышленного причинения тяжкого вреда здоровью

Макет выполняется в масштабе 1: Комментарий к статье 1. Под вредом здоровью понимают либо телесные повреждения, то есть нарушение анатомической целости органов и тканей или их физиологических функций, либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды: Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утверждены Постановлением Правительства РФ от 17 августа г. Москва "Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека" РГ.

Понятием особой жестокости охватываются такие случаи, когда в процессе посягательства к потерпевшему применяются пытки, истязания, мучения или иные способы воздействия, которые заведомо связаны с причинением потерпевшему особых страданий нанесение большого количества телесных повреждений, прижигание током или огнем, длительное лишение пищи или воды и т.

Под мучением или издевательством как способом причинения вреда здоровью понимаются действия, причиняющие страдания путем длительного лишения пищи, питья или тепла, либо помещение или оставление потерпевшего во вредные для здоровья условия, либо другие сходные действия. В судебной практике под квалифицирующим признаком ч. В других научных трудах по уголовному праву аналогично по сути описываются понятия особой жестокости, причем применительно к убийству, и пытки, тогда как понятия издевательств и мучений в большинстве работ лишь упоминаются.

Анализ характеристик рассматриваемых понятий в теории уголовного права, предложенных учеными, которые, безусловно, исчерпывающе использовали свой интеллектуальный потенциал, стараясь предельно точно отразить суть этих понятий, а также имеющего описательный характер определения мучений в упомянутых Правилах судебно- медицинской экспертизы приводит к заключению о практической невозможности дать точные формулировки и соответственно разграничить данные понятия.

Удивительно, но факт! Рарогом, что идея раздельного анализа психического отношения к деянию и его последствиям плодотворна лишь в том случае, если сами деяния преступны, а последствия являются квалифицирующим признаком преступления.

Вместе с тем представляется, что в уголовном законе нельзя оперировать понятиями и выражающими их терминами, не поддающимися точному определению, поскольку их толкование и применение в следственной и судебной практике может привести к нарушению принципа законности, закрепленного в ст. Поэтому целесообразно, на наш взгляд, такие оценочные понятия, как особая жестокость, издевательства, мучения, пытка, из числа квалифицирующих признаков убийства и преступлений против здоровья исключить до тех пор, пока законодатель не сможет конкретизировать их в самом законе.

Критерий установления заведомости для виновного беспомощного состояния лица, его несовершеннолетия либо беременности женщины является субъективным, выражающимся в осознании виновным этих обстоятельств, его осведомленности о них. В то же время отмечается, что "заведомость не исключается и в тех случаях, когда у субъекта нет полной уверенности в беременности потерпевшей.

Это лишь означает, что его психическое отношение к отягчающему обстоятельству и, следовательно, к преступлению в целом характеризуется косвенным умыслом".

Последнее цитированное положение вызывает возражения, поскольку заведомость для виновного беременности женщины, равно как беспомощного состояния лица или его несовершеннолетия, имеет место в момент совершения деяния, характеризует осознание качественно более высокой степени общественной опасности деяния и это осознание, представляя собой интеллектуальный элемент умысла, сочетается с его волевым моментом, состоящим в желании совершить деяние при наличии соответственно беременности потерпевшей, беспомощного состояния или несовершеннолетия потерпевшего, что указывает на психическое отношение лица к названным признакам в виде только прямого умысла.

Поэтому критерием установления заведомости для виновного беспомощного состояния лица или его несовершеннолетия либо беременности женщины является осознание виновным этих обстоятельств, понимаемое как знание, предполагающее полную уверенность виновного в их наличии. Уточнить определение квалифицирующего признака умышленного причинения тяжкого вреда здоровью "в целях использования органов и тканей потерпевшего" п.

Ведь упомянутый квалифицирующий признак может характеризовать умышленное причинение тяжкого вреда здоровью альтернативно, во-первых, в качестве последствия насилия как признака принуждения к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, предусмотренного ст. Справедливо, хотя и без упоминания последнего из возможных проявлений данного признака, в юридической литературе отмечается, что "умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в целях использования органов или тканей потерпевшего Из приведенных возможных проявлений рассматриваемого квалифицирующего признака усматривается, причем, на наш взгляд, это очевидно, что причинение тяжкого вреда здоровью в целях использования органов и тканей с согласия потерпевшего для трансплантации другому человеку представляет собой существенно, качественно меньшую степень общественной опасности по сравнению с другими указанными проявлениями и, более того, может быть признано обстоятельством, смягчающим наказание, при квалификации содеянного по ст.

Кроме того, по мысли законодателя, целью, характеризующей данный квалифицирующий признак, является не вообще и не любое использование органов или тканей потерпевшего, а такое использование именно для трансплантации.

Удивительно, но факт! Если эти последствия не укладываются в единую линию развития причинной связи, то содеянное следует квалифицировать по совокупности статей, а не по ч.

Отмеченные моменты обосновывают, по нашему мнению, необходимость уточнить определение анализируемого квалифицирующего признака в п. Особо квалифицирующий признак умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, предусмотренного п. Во-первых, в подавляющем большинстве норм Особенной части УК РФ, в которых предусмотрено совершение преступления организованной группой, этот признак выделен в качестве особо квалифицирующего, тогда как совершение преступления группой лиц или группой лиц по предварительному сговору названо лишь квалифицирующим признаком составов тех же видов преступлений.

Во-вторых, исполнителями соисполнителями преступления, совершенного группой лиц или группой лиц по предварительному сговору, признаются только лица, непосредственно участвовавшие в процессе совершения преступления, а исполнителями соисполнителями преступления, совершенного организованной группой, - все те члены этой группы, которые участвовали не только в совершении, но и в организации либо подготовке данного преступления либо руководстве им.

Поэтому представляется необходимым исключить признак, состоящий в совершении преступления организованной группой, из п.

Относительно отграничения неоднократности от причинения вреда здоровью двум или более лицам в юридической литературе справедливо отмечается, что "причинение вреда здоровью двух или более лиц характеризуется единством преступного намерения виновного и, как правило, совершается это преступление одновременно.

К одновременному причинению вреда здоровью двух или более лиц следует относить такие посягательства, при которых потерпевшие получили вред здоровью без разрыва во времени, например, причинение вреда одному за другим.

В то же время состав данного вида причинения вреда здоровью будет налицо и в некоторых случаях разновременного его причинения. В этом случае действия виновного должны охватываться единством умысла, а совершение задуманных действий возможно и не всегда одновременно Неоднократным причинением вреда здоровью является деяние, совершенное в разное время в отношении двух или более потерпевших, а также одного и того же лица, но по вновь возникшему умыслу".

Удивительно, но факт! Длительность расстройства здоровья определяют по продолжительности временной утраты трудоспособности.

Цитированное положение аргументируется, в частности, и решением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по конкретному уголовному делу. Разделяя приведенную позицию, полагаем целесообразным несколько уточнить ее. Суть уточнения заключается в том, что причинение вреда здоровью двух или более лиц, в отличие от неоднократности, характеризуется, на наш взгляд, двумя критериями: Объективный состоит во взаимосвязанности причинения вреда здоровью двух или более лиц, проявляющейся в единстве места и времени причинения этого вреда, а также других обстоятельств, например, в отрицательном реагировании второго лица на причинение вреда первому, выразившемся в запугивании виновного отмщением, сообщением в правоохранительные органы и т.

При коллизии названных критериев решающее значение имеет, по нашему мнению, субъективный критерий, а при отсутствии обоих критериев содеянное представляет собой неоднократное причинение соответствующего вреда. Проблема квалификации умышленного причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью одного лица и убийства другого лица либо умышленного причинения здоровью одного лица и убийства другого лица либо умышленного причинения тяжкого вреда здоровью одного лица и умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью другого лица обусловлена тем, что в п.

Так как в п. Выделение проблемы квалификации истязания лица, похищенного или захваченного в качестве заложника, обосновывается тем, что в п. Истязание двух первых категорий лиц полностью охватывается п.

Удивительно, но факт! Последнее цитированное положение вызывает возражения, поскольку заведомость для виновного беременности женщины, равно как беспомощного состояния лица или его несовершеннолетия, имеет место в момент совершения деяния, характеризует осознание качественно более высокой степени общественной опасности деяния и это осознание, представляя собой интеллектуальный элемент умысла, сочетается с его волевым моментом, состоящим в желании совершить деяние при наличии соответственно беременности потерпевшей, беспомощного состояния или несовершеннолетия потерпевшего, что указывает на психическое отношение лица к названным признакам в виде только прямого умысла.

Истязание двух последних категорий лиц не охватывается названным пунктом, и его необходимо квалифицировать по совокупности преступлений: В случаях, когда лицо, совершающее истязание, не осознает того, что потерпевший похищен или захвачен в качестве заложника, содеянное квалифицируется только по ст.

Желание наступления вреда здоровью может выступать в качестве конечной цели, когда само причинение вреда тяжкого вреда здоровью является представлением о желаемом результате, к достижению которого стремится виновный, посягая на здоровье потерпевшего. Желание может выступать в рассматриваемых преступлениях также в качестве промежуточного этапа на пути к достижению конечной цели например, когда причиняется вред здоровью из корыстных побуждений. Как видно из этого определения, сознание общественно опасного характера деяния при косвенном умысле по своему содержанию не отличается от аналогичного признака прямого умысла.

Характер предвидения, как интеллектуальный элемент косвенного умысла, отличается от интеллектуального элемента прямого умысла рассматриваемого преступления тем, что виновный предвидит только возможность, но не неизбежность причинения вреда здоровью. Если же виновный осознает закономерность наступления вреда здоровью во многих других аналогичных случаях, но не распространяет ее на данную конкретную ситуацию, то здесь, скорее всего, должна идти речь лишь о предвидении абстрактной возможности причинения вреда здоровью.

Сознательное допущение вреда здоровью совместимо только с предвидением реальной, а не абстрактной возможности причинения такого вреда.

Если был причинен тяжкий вред здоровью, то необходимо установить, что виновный сознательно, то есть намеренно допускал развитие причинной связи, которая обусловила наступление таких последствий. Особо квалифицированный состав ч. Анализ такого преступления показывает, что законодатель, моделируя его, прибегает к объединению умышленного и неосторожного преступления, учитывая существующие в действительности устойчивые связи и зависимости. Эти преступления могут существовать самостоятельно, но в сочетании друг с другом они образуют качественно иное преступление со специфическим субъективным содержанием.

Содержание

Следует согласиться с А. Рарогом, что идея раздельного анализа психического отношения к деянию и его последствиям плодотворна лишь в том случае, если сами деяния преступны, а последствия являются квалифицирующим признаком преступления.

Эти последствия могут быть вменены в вину лицу лишь в случае, если они обусловлены совершением основного преступления. Если основное преступление - материальное ч. В рассматриваемом преступлении причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, и является причиной смерти потерпевшего. Если эти последствия не укладываются в единую линию развития причинной связи, то содеянное следует квалифицировать по совокупности статей, а не по ч.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью может рассматриваться в качестве оконченного преступления при наличии признаков, описанных в ч. Но в ряде случаев развитие причинной связи в этих преступлениях не ограничивается причинением тяжкого вреда здоровью, и тогда наступает производное последствие - смерть потерпевшего, не входящая в содержательную сферу умысла виновного.

Здесь первое последствие и причинная связь между ним и противоправным деянием субъекта находятся в рамках основного умышленного преступления, а дополнительные последствия и причинная связь его с основным преступлением - за пределами умысла, а следовательно, и за пределами основного преступления, и охватываются неосторожной формой вины.

Эта характерная особенность сложного составного преступления, предусмотренного ч. Преступление с двумя формами вины двойной формой вины является умышленным, что предопределено умышленной формой вины в основном преступлении. В свою очередь, отнесение рассматриваемого преступления к умышленным обусловливает его характеристику как особо тяжкого, что меняет правовой статус лица. Двойная форма вины в рассматриваемом преступлении может проявиться в одном из четырех сочетаний: Из сказанного видно, что причинение тяжкого вреда здоровью может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Таким образом, налицо состав с двумя формами вины: Отличие от умышленного убийства в том, что виновный не желал и сознательно не допускал и не относился безразлично к наступлению смерти потерпевшего. Отличие от неосторожного убийства в том, что виновный умышленно причинял вред здоровью потерпевшего.

Заключение Цель курсового исследования достигнута путём реализации поставленных задач. В результате проведённого исследования по теме: Актуальность изучения практики рассмотрения уголовных дел об умышленном причинении тяжких телесных повреждений обусловлена возрастающим из года в год количеством посягательств на человека посредством причинения тяжких телесных повреждений, в то время как его жизнь и здоровье являются важнейшими ценностями, охрана и защита которых гарантированы Конституцией Российской Федерации.

Различают четыре критерия тяжести вреда здоровью. По этому признаку тяжкий вред здоровью отличается от иных видов вреда; а потеря зрения, речи, слуха или какого-либо органа либо утрата органом его функций; в психическое расстройство; г заболевание наркоманией или токсикоманией; д неизгладимое обезображение лица; 3 размер и характер стойкой утраты трудоспособности: В основном они идентичны квалифицирующим признакам убийства ч.

Удивительно, но факт! Раскрыть субъективную сторону умышленного причинения тяжкого вреда здоровью.

Однако если все квалифицирующие признаки убийства закон рассматривает как равнозначные, то в статье они, в зависимости от их отягчающего значения, разделены на три категории ч. Различия состоят только в признаках, характеризующих основные составы убийства и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью. Поэтому вполне допустим одинаковый подход к оценке существа отягчающих обстоятельств с учетом особенностей самих преступлений.

Вред здоровью, опасный для жизни человека, создающий непосредственно угрозу для жизни, включает в себя, например, раны головы, перелом свода или основания черепа, проникающие ранения грудной клетки, живота и пр. Опасными для жизни повреждениями являются все повреждения, которые по своему характеру создают угрозу для жизни потерпевшего и могут привести его к смерти.

Предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни.

Вред здоровью, вызвавший развитие угрожающего жизни состояния, опасен для жизни человека, связан с расстройством жизненно важных функций организма человека, которое не может быть компенсировано организмом самостоятельно и обычно заканчивается смертью.

По этому признаку п. Возникновение угрожающего жизни состояния должно быть непосредственно связано с причинением вреда здоровью, опасного для жизни человека, причем эта связь не может носить случайный характер.

Потерей зрения считается полная стойкая слепота на оба глаза или такое необратимое состояние, когда в результате травмы, отравления либо иного внешнего воздействия у человека возникло ухудшение зрения, что соответствует остроте зрения, равной 0,04 и ниже. Потеря зрения на один глаз оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности.

Удивительно, но факт! По данному пункту следует также квалифицировать умышленное причинение тяжкого вреда здоровью лицу, находящегося в обмороке, спящего.



Читайте также:

  • Оформление недвижимого имущества на ип